25.04.2015

Рецепты успеха: как переживают кризис рестораторы

Продуктовые санкции, девальвация и экономический кризис — ресторанный бизнес переживает нелегкие времена. Владельцы заведений урезают расходы, но уверяют, что делают это в интересах посетителей. Предлагаем вашему вниманию рецепты успеха во время кризиса от авторов громких ресторанных премьер 2014 и 2015 годов.

Анатолий Комм, шеф-повар ресторана Anatoly Komm for Raff House, в прошлом – шеф-повар и совладелец ресторанов «Варвары» и «Русские Сезоны»

Анатолий Комм

Как пережить кризис рестораторам? Во-первых, не экономьте на продуктах. Многие рестораторы начали искать хорошие локальные продукты после санкций, а я — еще восемь лет назад, и за это время удалось найти тех фермеров, работой с которыми я доволен. Поставщики с качественными продуктами есть, и их необходимо поддерживать для того, чтобы сельское хозяйство развивалось.

Во-вторых, задумайтесь об иностранном шеф-поваре. Путешествовать становится все дороже, а российский посетитель ресторана становится более требовательным: мы ездим по миру, получаем новый опыт, в том числе и гастрономический, и уже не согласны дома, как раньше, есть с прежним энтузиазмом условные макароны по-флотски. Блюда от шефа из-за рубежа могут стать возможностью расширить горизонты, не выезжая за пределы Москвы.

В-третьих, боритесь за снижение арендных ставок. Аренда в московском ресторанном мире всегда была головной болью для владельца. Она наряду с себестоимостью и зарплатой персонала является определяющим фактором той цены блюда, которую гость видит в меню. Сейчас рынок недвижимости перегрет по инерции, и некоторые арендодатели держат прежние цены на пустующие помещения, наивно надеясь, что найдутся желающие платить докризисные цены. Но это должно поменяться: начнется совершенно новый этап, и возможности появятся у тех, кто давно хотел открыть ресторан, но не мог себе этого позволить. Не скрою, цены в Anatoly Komm for Raff House — результат исключительных условий сотрудничества с Raff House, где мы находимся.

Трудности на рынке всегда ведут к повышению конкуренции: как среди официантов и поваров, оставшихся без работы, так и среди ресторанов, соревнующихся за внимание гостей. И если человек раньше тратил на ужин 5000 рублей и не особенно задумывался над тем, что ему принесут в тарелке и как обслужат, то теперь он внимательно посмотрит на каждый аспект: стоила ли овчинка выделки?

Так что увольте всех арт-директоров в ресторане и наймите двух толковых официантов в зал вместо пяти посредственных — и вы получите более эффективную модель, даже не притрагиваясь к себестоимости блюд.

Думаю, что посетители только выиграют от перемен, происходящих на нашем рынке: сейчас, с одной стороны, будет расти качество — еды, сервиса и того опыта, который вы получаете в ресторане в целом, а с другой — начнет падать цена наших услуг, потому что это самый простой способ конкурировать с другими заведениями аналогичного уровня.

Александр Раппопорт, ресторатор года по версии GQ, создатель ресторанов «Китайская грамота», «Dr.Живаго», Black Thai

Александр Рапапорт

Слухи о смерти ресторанного рынка несколько преувеличены, по крайней мере бизнеса в сегменте премиум в Москве. Эмбарго, после введения которого все «простились» с ресторанным бизнесом, на деле не сказались на количестве клиентов в премиум-заведениях. К тому же, весь ресторанный мир сегодня ориентируется на местные продукты, это никак не связано ни с политической, ни с макроэкономической ситуацией — так работать эффективнее.

Однако трудности в прошлом году возникли, и они заставили поменять систему моделирования ресторанов, искать новые рынки и поставщиков продуктов. В первую очередь это было связано с девальвацией рубля, ведь большинство долгосрочных контрактов и арендные договоры связаны с иностранной валютой, а выручка считается в рублях. Это серьезно ударило по ресторанному рынку, но арендодатели, понимая сложившуюся ситуацию, довольно охотно шли на переговоры, и мы зафиксировали цену в рублях или по минимальному курсу.

Привезти иностранного повара в Россию стало сложнее, ведь заработная плата шефа в Европе значительно ниже, чем в России. Например, в Испании хороший повар получает €2000, а чтобы он приехал в Россию, нам приходилось платить в два-три раза больше.

Маржу пришлось снижать, но ни в одном нашем ресторане за последний год мы не меняли ценники ни вверх, ни вниз. Мы сделали ставку на значительное увеличение оборота: при снижении маржи на 30% необходимо увеличить оборот и посещаемость места на столько же.

Александр Кан, совладелец Time out bar, «Прожектор», «Никуда не едем», «Барбара-бар»

Александр Кан

Старайтесь не противиться внешним переменам и не пытаться оттянуть наступление их последствий, а быть впереди тренда. По своему опыту знаю, что это работает. Несколько лет назад мы с партнерами Иваном Орчевым и Илиодором Марачем заняли пустующую нишу, популярную сейчас: заведения для миддлап-класса с простыми интерьерами и качественной едой из отечественных продуктов. Еще пять лет назад, когда российский шеф оказывался за границей в мишленовском ресторане, он удивлялся и спрашивал: «А где позолота? Где шик?» Москвичи куда больше интересовались развлечениями, чем едой. Когда в российских ресторанах произошла демократизация, мы оказались в тренде.

То же самое касается запрета на курение, так пугавшего игроков ресторанного рынка: в одном из наших заведений за два месяца до принятия закона мы в качестве эксперимента запретили курение в помещении, о чем уведомили посетителей в интернет-сетях. И вместо возмущения получили живой отклик и поддержку. Наши гости часто бывают за границей и знают, что на Западе в ресторанах курить нельзя — для них это не стало сюрпризом. Таким образом, мы не почувствовали провала по посетителям. Я и сам был курильщиком, но бросил с 1 июня.

Сейчас главный трендантикризисное снижение издержек. Мы снова меняемся: упрощаем концепцию «Барбара-бара», работаем над снижением цен в других заведениях. В «Прожекторе» мы переориентируем кухню в сторону «одомашнивания»: возьмем больше блюд из стрит-фуда, но в авторской подаче. Также я создаю коктейльную карту на основе моих собственных настоек на спирту. Я перевел на такие коктейли 70% карты, и цена напитков упала сразу на 30%.

Александр Затуринский, совладелец Bad Boy Bar, Hills, Che Bazza, сочинских ресторанов «Дружба» и «Высота 2320»

Александр Затуринский

За последний год ресторанный рынок Москвы просел в среднем на 30%.  Кроме девальвации рубля не прошли бесследно такие факторы, как запрет на курение в ресторанах, трудности с парковкой в центре Москвы, частичное сокращение зарплат во всех секторах экономики и — как следствие — рост неуверенности в завтрашнем дне.

Наиболее сильно пострадали рестораны формата fine dining: количество гостей сократилось на 20-30%. Снизился и средний чек заведений: гости стали экономить на дорогом алкоголе, количестве заказываемых блюд и даже на чаевых. В трудной ситуации владельцы тех ресторанов, арендная ставка которых была привязана к доллару или евро, — помимо сокращения выручки у них взлетели и траты.

Если говорить о продуктовом эмбарго, то и в лучшие времена российский рынок не мог похвастаться разнообразием предложений по сравнению с нашими европейскими и азиатскими соседями. Но, как говорится, все познается в сравнении: теперь мы действительно попали в сложную ситуацию. Сегодняшнее предложение рынка продуктов предельно ограничено, что привело к «унификации» меню большинства игроков столичного ресторанного рынка, а в ряде случаев и к снижению качества подаваемых гостям блюд.

Так называемое импортозамещение нельзя назвать панацеей — на отечественном рынке стали появляться продукты европейского качества, но их объемов пока явно недостаточно. За один-два года подобные проекты реализовать невозможно, да и спрос значительно превышает предложение.

Что делать? В описанных условиях роль высокопрофессионального шеф-повара и всей команды кухни с умением из имеющегося арсенала продуктов создать уникальное, действительно авторское и конкурентоспособное меню трудно переоценить. Но нужно учитывать, что число иностранных шеф-поваров в ресторанах Москвы сокращается. В первую очередь это связано с невозможностью (а иногда и нежеланием) платить докризисный уровень зарплат. Во-вторых, далеко не все иностранные шефы, приезжающие сегодня к нам, способны качественно и профессионально работать с тем набором продуктов, которые можно найти на российском рынке.

Поэтому стоит искать и «среди своих». Сейчас заметно вырос уровень профессионализма нового поколения российских поваров, получивших образование и опыт в лучших ресторанах и кулинарных школах мира. Это позволяет с оптимизмом смотреть в будущее отечественного ресторанного бизнеса.

С учетом возникших сложностей единственный выход — собраться, сосредоточиться на бизнесе, тщательно проработать взаимодействие всей команды. И, конечно, садиться за стол переговоров по снижению арендных ставок. Все дальновидные арендодатели давно там, ведь они понимают, что в новых экономических условиях лучше потерять часть прибыли, чем весь бизнес.

Николай Бакунов, концепт-шеф Duran bar, концепт-шеф Gorod sad, шеф-повар яхты «Монтана» Флотилии «Рэдиссон Ройал»

Николай Бакунов

Duran bar открылся только в феврале, не лучшее время для появления новинок в ресторанном бизнесе. Но любое открытие всегда интересно публике, вопрос в умении удержать посетителей. Мы постараемся это сделать.

В кризис на первый план выходит оптимизация и работа с поставщиками, но экономить на ингредиентах или заменять их худшими по качеству я считаю недопустимым. Грамотный выход из ситуации — поиск продуктов с  более низкой себестоимостью. Например, покупка овощей на продуктовой базе, а не в магазинах, а мяса — непосредственно с бойни, исключив из торговой цепочки перекупщиков. Хороший ходобновление меню, с фокусом на популяризацию местной и региональной кухни.

Наша концепция — (группа) «Duran ели, или Duran не ели» — предполагает использование региональной кухни, а потому набор продуктов для приготовления блюд достаточно простой. Здесь имеют значение личные контакты: поставщики и фермеры, с которыми работают годами.

Вадим Сидоров, совладелец ресторана «Шотландская клетка»

Вадим СидоровИндустрия гостеприимства является довольно точным и чутким индикатором экономической обстановки: во время снижения доходов и роста затрат первое, о чем начинают задумываться люди, — сколько потратить на отдых и развлечения. Так что мы туже затягиваем пояса.

Поток гостей в ресторанах среднего ценового сегмента на вторую половину 2014-го — начало 2015-го уменьшился в среднем на 20% по сравнению с прошлым периодом, и есть вероятность, что уменьшится еще. Соответственно, уменьшится и количество ресторанов. Думаю, тяжелее придется сетевым заведениям: люди, сократившие количество посещений ресторанов, как следствие, захотят сделать впечатления от походов туда ярче и обратят внимание на авторские, единичные проекты, так что сетевые рестораны могут потерять часть своих гостей.

На сегодняшний день многие заведения утрачивают привлекательность ввиду привязки к продукции. Продуктовое эмбарго многим рестораторам не приснилось бы и в страшном сне, но что есть, то есть. Импортозамещение, конечно, — это прекрасно: звучит патриотично и серьезно, но на этот процесс уйдет не год и не два (с учетом воссоздания хотя бы трети ассортимента запрещенной к ввозу продукции в приемлемом качестве). Пока мы вынуждены экспериментировать, работать с фермерами, как никогда тщательно штудировать предложения от отечественных производителей. Цены сопоставимы, но качества и такого же уровня доверия к «нашим продуктам» пока нет.

Трудности на рынке заставляют всех без исключения сокращать расходы и работать над ценами, но «демократизация» ценовой политики заведений будет лишь видимостью, так как инфляция растет, кредиты дорожают. Вот почему, на мой взгляд, ни один из ценовых сегментов ресторанного рынка существенно своей доли не изменит.

Всем коллегам могу лишь пожелать терпения и порядка в мыслях и действиях, так как настал очередной виток развития ресторанного бизнеса, очередной нелегкий этап изменений. Мы станем другими, и хорошо бы нам всем качественно измениться.

Евгений Медведев, внештатный автор Forbes.ru

 

FaceBook комментарии: